Город на память
view counter

Юлия Ариничева: «Я себя не сравниваю ни с кем»

 

File 392800

 

ВИА «Пламя» - один из самых знаменитых вокально-инструментальных ансамблей, невероятно популярный еще во времена СССР. Его хиты – «Снег кружится», «На дальней станции сойду», «Аты-баты, шли солдаты» - уже давно являются классикой нашего песенного искусства. 28 мая в клубе «Антон Палыч» ВИА «Пламя» даст камерный концерт для своих поклонников и друзей. В преддверии этого события мы пообщались с лидером и солисткой коллектива – певицей Юлией Ариничевой.

Юлия, ваш вокал очень хорошо подходит для стиля советских ВИА. Но как получилось, что вы, что называется, «подхватили знамя» именно ВИА «Пламя», а не какого-нибудь другого легендарного ансамбля?


Я с детства слушала эти песни и впитала их, можно сказать, с молоком матери.

После того, как Березин, в силу своего возраста и здоровья, отошел от руководства ансамблем, появилось много около пламенных течений из экс-солистов и экс-музыкантов. Объективно говоря, это было далеко от ансамбля «Пламя», - там были ярко выраженные солисты со своей группой и бэк-вокалом. Собственно, это и подтолкнуло к созданию нашего ансамбля, в котором мы постарались соблюсти все правила, чтобы наш коллектив звучал именно как ансамбль. Помог в этом и тот опыт, который я получила в ансамбле «Сопрано» и капелле Юрлова, где участники существуют как единое целое.  


Символом женского вокала в классическом составе ВИА «Пламя» советских времен, как известно, была замечательная певица Ирина Шачнева. Как вам кажется, что вас с ней объединяет как вокалисток – и какие отличия?


Единственное, что нас объединяет, это наличие высшего образования. Ну, еще то, что мы обе принадлежим к ансамблю «Пламя». А так - мы совершенно разные и у нас совершенно разные  роли в ансамбле. Тогда было другое звучание женского вокала, в большей степени, это было вокализе на заднем плане. Мои партии совсем другие. Я пою так, что меня слышно. В общем, мы совершенно разные. Я себя не сравниваю ни с кем: каждый человек индивидуален.

File 392804

«Мужским голосом» современного «Пламени» является Александр Евдокимов. В старом «Пламени» он не пел, но имеет хороший бэкграунд по части ВИА… Расскажите, как вам с ним работается? Какие песни, которые вы с ним поете вместе, у вас любимые?


У Александра есть опыт работы в других ВИА, а это очень большой плюс. Человек понимает и чувствует эту музыку, поэтому с ним легко работается, мы легко нашли общий язык. Я искала солиста, с которым у нас будут хорошо тембрально сливаться голоса. Это было не так легко, но наконец-то я нашла того человека, с которым мы друг друга дополняем!


Иногда старые советские ВИА упрекают в том, что они все слишком похожи один на другой. Как вам кажется, есть что-нибудь в музыке ВИА «Пламя», что его в корне отличает от остальных знаменитых ансамблей тех лет – «Лейся, песня», «Синяя птица» и т.д.?


Всего было примерно 400 ВИА в то время - и, конечно, большинство были похожи друг на друга. Но есть примерно 15 ансамблей, которые сложно спутать один с другим – которые уникальны своим стилем исполнения, звучанием голосов и аранжировками. Были композиторы, которые писали конкретно для каждого коллектива: Антонов писал песни для «Синей птицы», Добрынин - для «Лейся песня», а для «Пламени» писали Шаинский, Марк Фрадкин, - и это все также свой отпечаток наложило на неповторимость того или иного коллектива.

В каждом коллективе были солисты, которые также определяли звучание. В том коллективе были Дьяконов, Шачнева, Петерсон и Анатолий Могилевский, голоса которых было сложно спутать с голосами других исполнителей.


Последняя пластинка «Пламени» «У серебряного бора» вышла 30 лет назад. Планируете ли вы делать новые записи с современным составом ВИА «Пламя»? Или вам кажется, что достаточно популяризировать на современной сцене песни «золотого фонда» ансамбля?


Конечно, люди идут, чтобы услышать старые песни, но мы планируем записать и несколько новых, чтобы не останавливаться … и снять клип на новую песню, чтобы «Пламя» дальше развивалось, росло. И, конечно, для старых песен, которые пелись тогда, мы делаем новые аранжировки.


А по какому принципу вы их изменяете и зачем?


В связи с тем, что время идет дальше. Аранжировки меняются в ногу со временем – но так, чтобы это было без потери стиля того «Пламени», к которому привык слушатель.

 

File 392808

Недавно на юбилейном концерте «Пламени» на Красной площади вы, что называется, «собственноручно» дирижировали целым оркестром. Расскажите, где и как вы приобрели такие дирижерские навыки?


Дирижерские навыки я приобрела в колледже имени Сафонова, который я закончила как дирижер-хоровик. Так что для меня это просто – это мое образование.


Музыкальные критики иногда используют термин «ВИА-стиль». Наверное, можно говорить о том, что в нашей музыке это было – и есть – целое музыкальное направление? Что лично для вас является в нем самым ценным?

 

Именно звучание и неповторимость песен. Эти песни были написаны профессиональными композиторами и поэтами-песенниками. И были люди, которые писали специально для «Пламени»... Пели не только солисты, но и музыканты. Все были как солисты, у каждого было свое собственное соло. И в нашем коллективе мы пытаемся, чтобы каждый пел соло!

RSS-материал