Город на память
view counter

Одна Сатана: «Мы черпаем вдохновение отовсюду, откуда можно черпнуть»

В конце сентября вышла первая пластинка инди-поп дуэта «Одна Сатана», получившая название «И*ПИ». Лидеры группы - Григорий Комов и Ева Королева - рассказали о том, зачем артисту черпаки, как прокачать навыки аранжировки и что общего у Nautilus Pompilius и танцевального джангла.

 

- Свой стиль вы определяете как инди-поп, синти-поп, ретровейв, миксуя элементы разных направлений. А есть ли будущее у "чистых" жанров - блюза, рока? Или будущее все-таки за эклектикой?

 

В наше время никто однозначно не может сказать за чем будущее в музыкальной индустрии. Тренды меняются очень быстро. Общество крайне атомизировано. Все поделились на небольшие какие-то тусовки. У всех свои иконы и идолы. Которые, к слову, тоже  быстро меняются. Еще 3 года назад гремела новая волна отечественного хип-хопа. Сейчас затишье. Потом авторская женская песня в лице Монеточки, Гречки – вроде рвануло, а сейчас как-то уже не особо слышно. То же самое с Пошлой Молли. Все очень быстро меняется, никто не знает что будет в тренде завтра. По-моему сейчас рынок предлагает много качественного продукта в любом сегменте. Хотите классический рок а-ля Led Zeppelin – вот вам Greta Van Fleet, хотите синти-поп 80х – вот вам Chvrches… В зависимости от ваших вкусов – вы находите себе кумиров в своем кругу. Другое дело, что подавляющее большинство не выходит из своего круга, злостно игнорируя все инородное – а развитие искусства возможно только при смешении и взаимодействии разных жанров. Поэтому инакомыслие и жанровая неопределенность, экспериментальность могут сыграть злую шутку с артистом. Он может просто не вписаться ни в один круг и остаться неуслышанным. Но кто-то же должен обеспечивать развитие… Но его нет. Так как нет по-настоящему нового артиста. Именно поэтому на музыкальном олимпе все те же далеко не всем приятные лица. Но ничего, мы скоро поправим ситуацию….

 

- У вас достаточно разноплановые композиции: чувствуется, что тексты написаны двумя разными авторами. Что их все-таки объединяет?

 

Так называемая «мрачнинка». Мрачная начинка. Некая темная изюминка, неизбежно присутствующая даже в самых попсовых, в самых светлых песнях. Точно также, как и в самых темных наших песнях – всегда есть надежда и свет. Да, наша фишка в некоторой неоднородности повествования. Все как в жизни. Не бывает только весело или только грустно. Жизнь – это наслоение самых разных эмоциональных пластов. Мы хотим максимально полно передать, то что происходит в нашей душе, в эмоциональной сфере. Отсюда содержательная сложность и неоднородность настроения. Это то, что объединяет все наши песни.

 


 

- Многие артисты сегодня ограничиваются выпуском синглов и мини-альбомов. Планируете ли вы записывать полноценную пластинку?

 

Я – человек старой школы, я мыслю альбомами. Дело не в концептуальности, а в некоторой законченности, однородности произведения. Для меня все эти синглы и мини-альбомы – как недорисованнаця картина, как кусочек пазла. Именно альбом воспринимается мной как полноценное произведение. Понимаю, что со мной многие не согласятся, но мне нравится так… Я до сих пор покупаю музыку на физических носителях, и для меня по-прежнему прослушивание альбома – это не что-то фоновое, а целое действо… Момент погружения, восприятия, наслаждения… Конечно, если речь идет о том, что мне нравится. И послушать альбом – это значит вкусить полноценное произведение искусства. Таково мое мнение. Соответственно Одна Сатана помимо синглов и мини-альбомов будет выпускать полноразмерные пластинки. Это однозначно.

 

- Создавая музыку, черпаете ли вы вдохновение в других сферах искусства - кино, литературе, живописи, например..

 

На творчество влияет вообще все. Иногда напрямую, иногда косвенно. Мы черпаем вдохновение отовсюду, откуда можно черпнуть. Наибольшее влияние, конечно, оказывают фильмы ужасов, аналогичная литература и живопись… Притягивают темные аспекты человеческого бытия. Собственно, они пронизывают черной нитью нашу повседневность. Лично я не понимаю артистов, которые поют только о любви в смысле пришла-ушла или только о позитивных моментах жизни… Жизнь разнообразна, в ней присутствуют и любовь, и смерть. Мы хотим честно спеть и о том, и о другом… В глубоких произведениях искусства есть все сразу, поэтому мы держим черпаки на готове, черпаем, вдохновляемся. 

 

- С кем из исполнителей вам было бы интересно поработать в тандеме, сделать дуэт, например?

 

Егор Летов, к сожалению, уже умер. Не уверен, что он согласился бы работать с нами, но мне бы очень хотелось записать что-то «Оборонное» по содержанию и синти-попное по форме. Увы, это так и останется фантазией. Из ныне живущих – Глеб Самойлов. В детстве слушали Агату Кристи, с интересом наблюдаем за его группой The Matrixx, покупаем альбомы, слушаем, многое нравится. Михаил Борзыкин из Телевизора. Не знаю, записывает ли он что-то сейчас, но «Мечта Самоубийцы» далекого 90го года – это, на мой взгляд, один из лучших альбомов в отечественном роке. Очень стильный. Альянс нравится. Из молодых никого не могу назвать. Честно говоря, никто особо не интересен. Вообще мы, как начинающий коллектив, готовы рассмотреть любые предложения по сотрудничеству. Иногда особо интересный результат возникает, когда взаимодействуют жанрово очень разные артисты. 

 

- Вы сделали очень необычный и эффектный кавер на песню Nautilus Pompilius "Большое сердце" для фестиваля памяти Ильи Кормильцева "Иллюминатор". Как шел процесс работы? Какой была основная задумка?

 

На самом деле тот яростный джангл, в который мы превратили Наутилусовское «Большое Сердце», уже заложен в самой песне. Ритмически и по подаче. Послушайте биты, бас, звучки – все это там уже есть. Но видимо авторы постеснялись пойти до конца. Все-таки НАУ – это каноничный русский рок, и фигачить агрессивный танцевальный джангл для них было бы странно. Не знаю, это мои домыслы, конечно. Поинтересуйтесь у г-на Бутусова. Мне и самому было бы интересно почитать про экспериментальный альбом НАУ «Яблокитай». Чем они там руководствовались, чего хотели достичь и достигли ли? Мы просто довели это дело до логического предела, мы можем позволить себе сделать «Продиджи» образца начала 90х и не застесняться. На наш скромный взгляд, песня засияла новыми красками и большинству людей понравилось.

 

 

 

- Насколько вообще интересно работать над песнями других авторов? Что дает этот опыт?

 

Это всегда очень интересно. Даже если изначально оригинал не очень нравится. Это способ увидеть в чужой песне себя и вытащить наружу… То есть максимально утрировать в ней то, что тебе нравится, и задвинуть то, что тебе чуждо. При этом оно должно быть слушабельно и узнаваемо. Сложная, но крайне интересная задача. Серьезно прокачивает навыки аранжировки.

RSS-материал