Город на память
view counter

"...где баррикады ада нет..." К годовщине "Чёрного октября". 03.10.11.

evge-chesnokov аватар

3 октября у АСК-3  телецентра "Останкино" православные священники отслужили панихиду по погибшим в трагических событиях 1993 года. В траурной церемонии приняли участие родственники погибших, активисты КПРФ, депутат Государственной Думы Владимир Рашкин.

File 34850

4 октября 1993 года произошли трагические события, известные в российской истории как "Расстрел Белого дома" или "Чёрный октябрь". С 1917 года Москва не видела ничего подобного.

 Активное противостояние между Президентом Ельциным и Верховным Советом (так тогда назывался парламент) началось за две недели до этого, когда Ельцин подписал указ № 1400 о конституционной реформе. Это означало прекращение полномочий народных депутатов, которые указу не подчинились и объявили импичмент (отставку) Президенту. На их стороне был Конституционный суд, на стороне Ельцина Таманская дивизия.


Борис Ельцин оставался на волне эйфории августа-1991 и был уверен в своей незаменимости, парламентские лидеры Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой тоже не собирались отказываться от власти. Компромиссы пыталась найти даже Руссская православная Церковь в лице Патриарха, но переговоры не принесли успеха. На Западе наверняка с тревогой следили за ситуацией в ядерной державе, но и удовлетворённо потирали руки, наблюдая кризис власти сильного соперника.


Борис Ельцин тем временем блокировал здание Верховного Совета на Краснопресненской набережной войсками, оцепил колючей проволокой и отключил коммуникации. Депутаты обратились за помощью к своим сторонникам, спровоцировав массовые столкновения горожан с милицией, несанкционированные митинги и строительство баррикад. Ситуация окончательно вышла из-под контроля, погиб сотрудник милиции, среди демонстрантов было много раненых. С 28 сентября до 2 октября стычки продолжались на Смоленской площади, на Арбате и Садовом кольце.


В субботу 3 октября несколько тысяч сторонников Верховного Совета собрались на вроде бы санкционированный митинг на Октябрьской площади, который внезапно был запрещён. Разгорячённые люди прорвали оцепление внутренних войск и милиции, забрав щиты, шлемы и дубинки в качестве трофеев. Пройдя до Красной Пресни, демонстранты захватили высотное здание Мэрии на Новом Арбате и разблокировали Белый дом, в арсенале которого находилось огнестрельное оружие - автоматы Калашникова, пистолеты, ручные пулемёты.


Предчувствуя близкую победу, в революционном азарте тысячи демонстрантов пересели в захваченные армейские грузовики и рейсовые автобусы и отправились на штурм телецентра в Останкино. "Бессмысленный и беспощадный русский бунт" распространялся по городу. Армия ждала приказа Ельцина, не предпринимая никаких действий. Так, по проспекту Мира параллельным курсом двигались колонна машин с красными флагами и колонна бронетехники дивизии имени Дзержинского. Складывалось впечатление, что Минобороны потеряло управление войсками. А в Останкино спецназ "Витязь" готовился к обороне телецентра, получив приказ "На огонь отвечать огнём".


"Я не хотел крови, штурм "Останкино" был ошибкой,"- скажет потом Александр Руцкой. Уже в сумерках нападавшие протаранили грузовиком двери телецентра, при невыясненных обстоятельствах погиб спецназовец. Тогда "Витязь" открыл огонь на поражение из двух зданий, расположенных друг против друга. Все, кто был на площади, оказались в ловушке под перекрёстным огнём, стрельба велась светящимися в темноте трассирующими пулями. Машины "Скорой помощи" не могли подъехать и медики ждали раненых на перекрёстке у Останкинского пруда. Там же в кустах нападавшие готовили "коктейль Молотова", разливая горючую жидкость по бутылкам. Два БТРа (один ельцинский, другой с каким-то казачьим флагом) нарезали круги, стреляя друг в друга из крупнокалиберных пулемётов. Местные жители не могли поверить в реальность гражданской войны, воспринимая происходящее как нечто кинематографичное. Но смерть была реальная, от случайных пуль погибали и прохожие, оказавшиеся в ненужном месте в ненужное время, и журналисты.


В это же время Егор Гайдар, видимо, не слишком надеясь на армию, призвал сторонников Ельцина собираться на Тверской улице, чтобы дать отпор бунтовщикам. К счастью, ещё одного конфликтного очага не возникло. А штурм в Останкино быстро захлебнулся, но стрельба из автоматов была слышна всю ночь. Ещё несколько дней где-то поблизости раздавались одиночные выстрелы, вероятно, подростки разряжали в парке подобранное у телецентра оружие. Утро 4 октября напоминало апокалиптическое кино: на пустынной улице Королёва ещё дымились несколько сгоревших автобусов и поливальных машин и ни единого человека вокруг. О событиях на Пресне и в Останкино горожане узнавали или из теленовостей или видели своими глазами, потому что жили неподалёку. Огромная Москва продолжала жить и работать в обычном ритме, обсуждая происходящее в обеденный перерыв с коллегами по работе.


"Вооружённый мятеж будет подавлен в кратчайшие сроки,"- сказал в своём заявлении Борис Ельцин. 4 октября на Краснопресненскую набережную вошла колонна из 10 танков и 20 БТРов Таманской дивизии. Из-за несогласованности командиров началась перестрелка между подошедшими "таманцами" и уже стоявшими там бронетранспортёрами дивизии Дзержинского, в которой погибли несколько солдат и случайных прохожих. Около 9 утра начался обстрел здания Верховного Совета из орудий танков Т-80, в штурме участвовали верные Президенту войска из Кантемировской дивизии, 119-го ПДП, Тульской дивизии ВДВ. Бронетранспортёры прикрывали штурм пулемётным огнём, на крышах ближайших зданий находились снайперы. Улицы не были перекрыты и за гражданской войной в центре Москвы наблюдали тысячи зевак.


Из всех участников октябрьских событий наиболее достойно и ответственно проявили себя командиры и бойцы групп специального назначения, которые не спешили выполнять хаотичные приказы и действовали по обстановке. Переговорщики из "Альфы" прошли в Дом Советов и провели успешные переговоры об условиях капитуляции защитников парламента. Около 700 человек мирно покинули здание, было предотвращено ещё большее кровопролитие. Разумная инициатива элитных подразделений вызвала недовольство наверху, вскоре последовали отставки и увольнения спецназовцев со службы.  


На организаторов и участников вооружённых беспорядков были заведены уголовные дела, но уже в феврале 1994 года все получили амнистию. В сентябре-октябре 1993-го с обеих враждующих сторон было допущено столько нарушений Конституции, что следственный комитет так и не смог разобраться - кто не прав, а кто виноват. Самый печальный итог кризиса власти - по разным данным в эти дни погибло от 123 до 1300 человек, защитники Белого дома, военнослужащие и милиционеры, случайные прохожие.

Памятные мероприятия 3-4 октября напоминают о том, что подобное больше не должно повториться.

File 34851

File 34855

File 34853

File 34854

File 34856

File 34857

File 34858

File 34859

File 34860

File 34861

File 34862

File 34863

File 34864

Текст и фото: Евгений Чесноков http://evge-chesnokov.livejournal.com/, Столичный информпортал ЯМОСКВА.

RSS-материал