Город на память
view counter

Baroque’n’Roll Rock’n’Lord’a

20 апреля в Крокус-Сити Холле  состоялся единственный в ходе российского тура московский концерт Jon Lord. Уже много лет имя Лорда ассоциируется не только с группой Deep Purple. Джон Лорд – композитор, аранжировщик, пожалуй, самый влиятельный клавишник в истории мировой рок-музыки. Влиятельность Лорда обусловлена не только узнаваемой манерой игры на любимом хаммонд-органе, но и созданием чрезвычайно интересных и имеющих успех произведений на стыке стилей. К барокко и музыке Баха Лорд пристрастился в совсем ещё юном возрасте, когда только начинал познавать азы музыки. Чуть позже его стали интересовать джазовые органисты. Это взаимосплетение, сплав стилей в итоге стали основой тому Джону Лорду, которого все мы хорошо знаем.

 

Всю жизнь Лорд пытается, насколько это возможно, раздвинуть границы исполняемой им музыки. Но применение классических и джазовых подходов при исполнении рок-произведений не всегда воспринимались адекватно коллегами по группам. Некоторых это только пугало.

 «Мне стали очень тесны рамки рок-н-ролла, - говорит Джон Лорд и продолжает, - я всегда был человеком, тяготеющим к переменам, и мне мало было одного хард-рока. Я обожаю эту музыку, но играть только её - нет, это не по мне». В 2002 году Лорд уходит из Deep Purple, чтобы полностью посвятить себя сольной работе: «Нынешнее моё состояние мне гораздо ближе, и я благодарен судьбе за то, что могу делать то, что мне заблагорассудится».

 Серия выступлений в России (Краснодар, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург и, наконец, Москва) – концерты для рок-группы и оркестра. В первой чисто инструментальной части исполнялась The Sarabande suite. Во вторую часть вошли другие произведения Лорда, а также композиции Deep Purple, исполненные венгерской трибьют-группой Cry Free Band.

   

Одну из своих наиболее известных и любимых работ для оркестра сюиту Sarabande, написанную и записанную в 1970-х годах, Лорд фактически реанимировал лишь осенью 2010 года. Спустя 35 долгих лет увидеть и услышать исполнение сюиты вживую – магия. И хотя о реанимации применительно к Сарабанде можно говорить условно, так как отдельные части сюиты исполнялись Лордом неоднократно, впервые за много лет произведение звучит целиком в рамках одного концерта.

 На сцене Крокус-Сити Холла Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония», Cry Free Band и сам Джон Лорд. Исполняется Сарабанда – 8-ми частная барочная сюита для группы и оркестра. Это самая настоящая симфоническая музыка без скидок и поправок на рокерство композитора. Впрочем, конечно, в происходящем на сцене многое от рока, как жанра. Во время одной из частей на сцену выскочил молодой человек с длинным хвостом, в футболке с надписями, шортах со множеством карманов – видимо, technical staff. О чём-то пошептавшись с музыкантами из Cry Free Band и снова пригнувшись, молодой человек испарился. Вряд ли можно подобное увидеть на чисто классическом концерте.

 Звучит первая часть сюиты – Fantasia. Следующая часть – заглавная Sarabande. Несмотря на непохожесть на танец времён барокко, у Лорда получился действительно величественный танец с размером ¾.

 

В зале обстановка достаточно свободная – публика переговаривается, музыкантам хлопают между частями и после ярких соло – на классике так себя всё же не ведут. Лорд перемещается по сцене то садясь за огромный концертный Steinway, то разворачиваясь к хаммонд-органу. Перекличка скрипки и рояля в Жиге по-баховски полифонична, и почти сразу же на барабанном соло оркестр затихает, невольно обернувшись на ударника, а сам Лорд и вовсе встал со своего места и подошёл к ударнику поближе. Над сценой зависают скрещивающиеся пучки белого света и тут же внезапно обрываются на полпути к сцене. Вообще, за свет хочется сказать отдельное спасибо.

 

Рабочее название «Baroque’n’roll» в своё время было отвергнуто немецким дирижёром Eberhard Schoener, который работал вместе с Лордом над Сарабандой в 1970-х. Эберхард посчитал, что название должно быть абсолютно серьёзным, как и само произведение. И хоть сам Лорд не считает себя серьёзным музыкантом, лично я склонен с дирижёром согласиться: несмотря на нестандартность реализации, форма, выбранная Лордом, строга и канонична. И игривость «барокко-н-ролла» вряд ли здесь уместна.

 Caprice и Finale следуют без остановки. Наслоения тем одна на другую волнами набегают и также стремительно отходят на второй план. «Смешались в кучу кони, люди» (читай - инструменты, темы). Во всём, что происходит на сцене, Лорд – повелитель, дирижёр – всего лишь наместник.

 В «Сарабанде» Лорд умудрился найти хрупкое равновесие, баланс между классикой и современностью. Хотя, собственно, зачем противопоставлять одно другому? Кто сказал, что классика не может быть современной? Стоит заметить, что для Лорда транскрипции, переложения – не главное, прежде всего он создаёт новое. Оркестрованные им рок-композиции – отнюдь не кроссовер, не стилизация одного под другое. Так же и сюита «Сарабанда» – удачный пример взаимопроникновения целых пластов разных музыкальных эпох.

 Второе отделение начинается с диппёпловской Pictures of Home. Пока оркестр играет вступление, Лорд стоит чуть поодаль, разминая пальцы. Вступают Cry Free Band и сам Лорд на хаммонде. На The Sun Will Shine Again с альбома Beyond The Notes (2004) звучит рояль, к которому присоединяется Kasia Laska (мюзикл «Miss Saigon» и др.). На Telemann Experiment с этого же альбома Лорд продолжает свои полифоничные менуэтоподобные экзерциссы. Следующая вещь – баллада Pictured Within с одноимённого альбома 1998 года. Поёт Steve Balsamo (мюзиклы «Jesus Christ Superstar», «Notre Dame De Paris» и др.). На Lazy зал взрывается аплодисментами, поёт и играет на харпе перкуссионист Cry Free Band. Не нужно быть семи пядей во лбу для понимания того, что большинство пришло послушать вещи Deep Purple, симфонический Лорд их интересует постольку-поскольку. Концерт подходит к завершению – после Wait A While с вокалом Kasia Laska звучит Perfect Strangers.

 Остаётся только бис. На Soldier Of Fortune Лорд невольно начинает подпевать вокалисту и дирижировать. На заключительной Child Of Time он впервые садится за хаммонд-орган. (традиционно Лорд играет исключительно стоя, выработав особую технику пользования органными педалями и периодически раскачивал орган, заставляя динамики издавать громовые раскаты). Когда не видно рук и клавиш, игра органиста выглядит настоящим шаманством. Остаётся только наблюдать за мимикой лица. И понимаешь, что этот человек перед тобой, уже «сто» лет как находящийся фактически в статусе Бога и одновременно забронзовевшей легенды, без творений которой ландшафт современной музыки невозможен, на самом деле в свои 70 молод, как никто другой. «А guy with a pony tail behind his head», - говорит о себе сам Лорд – величественный седовласый старик с повадками рок-музыканта, один из немногих сумевших осуществить полноценный синтез европейской классической музыки и рока.

 

Текст: Андрей Ордальонов

Фото: Наталия Судец

RSS-материал