Город на память
view counter

«Теория Заговора»: «В качестве духовной пищи мы принимаем БГ три раза в день»

File 288448

Pink Floyd учились в Кембридже, музыканты «Машины времени» заканчивали Архитектурный институт на Кузнецком мосту… А инди-рок-группа «Теория Заговора» не побоялись пройти наш блиц-опрос в преддверии выступления 26 октября в Главклубе на одной сцене с командой Макса Покровского «Ногу Свело!», которые презентуют свой долгожданный альбом «Материки моей планеты».

 

Беседовала Юлиана Жукова

 

Юлиана Жукова: Музыка или профессия?

Стас Денисов: Профессия профессионального музыканта.

Фил Гуров: Моя профессия – это коммуникации. А музыка – лишь один из инструментов для коммуникации.

 

Юлиана Жукова: «Нашествие» или «Максидром»?

Стас Денисов: «Максидром», потому что моя любимая группа The Cure выступала там, а не на «Нашествии».

Фил Гуров: «Нашествие». Я работал на самых первых фестивалях в Раменском и ДК Горбунова в качестве журналиста, получил там дебютный опыт профессиональных коммуникаций.

 

Юлиана Жукова: Любимый писатель и жанр?

Стас Денисов: Американский писатель Джон Стейнбек. Классика с элементами магического реализма.

Фил Гуров: Любимый жанр – антиутопия. Писатель – Роберт Шекли. Благодаря ему появились многие штампы в литературе и кинематографе. Я коллекционирую первые выпуски книг этого писателя, кстати говоря (улыбается).

 

Юлиана Жукова: Концерт Rammstein или классической музыки?

Стас Денисов: Я знаю, что Rammstein выступали под аккомпанемент классического оркестра. В качестве компромисса выберу такой вариант.

Фил Гуров: Хачатурян, «Танец с саблями».

 

Юлиана Жукова: Вы выиграли приз от авиакомпании - билеты в любую точку мира на выбор. Куда полетите?

Стас Денисов: Антарктида. Я интересуюсь вопросами холода. Изучаю влияние низких температур на организм человека. А самая холодная точка мира, как известно, находится в Антарктике, на российской станции «Восток». Эта станция считается полюсом холода: минус 89 градусов.

Фил Гуров: Австралия. Сто лет тому назад мои родные иммигрировали после революции в Австралию. Настало время их проведать!

 File 293590

Юлиана Жукова: Любимый бар в Москве?

Стас Денисов: Я не помню название этого бара. На прошлой неделе мы отыграли в нем концерт, после чего он прекратил свое существование.

Фил Гуров: Мой источник вдохновения – пивной паб на Мичуринском ночью. Часто прихожу туда и пишу тексты песен.

 

Юлиана Жукова: Самый лучший ВУЗ?

Стас Денисов: Pink Floyd учились в Кембридже, музыканты «Машины времени» заканчивали Архитектурный на Кузнецком… Вы меня разрываете на части!

Фил Гуров: МГУ. Я учился там, причем мой факультет находился в самом высоком панорамном здании, известном на весь мир! Сейчас, в качестве хобби, преподаю в МГУ public relations.

 

Юлиана Жукова: Блондинки или брюнетки?

Стас Денисов: Когда я думаю о блондинках, вспоминаю группу Blondie, Кортни Лав и Ким Гордон. Поэтому однозначно блондинки!

Фил Гуров: Порой складывается ощущение, что «Теория Заговора» создана для брюнеток. К примеру, в процессе записи первого альбома «Карпы» нам помогало много разных женщин, и все они были брюнетки!

 

Юлиана Жукова: Из ваших песен: «В моей голове» или «Вавилон»?

Стас Денисов: Вавилон нас окружает, хочется жить в другом прекрасном мире. Поэтому я выберу «В моей голове».

Фил Гуров: «Вавилон» - первая композиция нашей группы, на которую фанаты начали создавать каверы. Теперь мне интересна судьба этой песни, потому что она «ушла в народ».

 File 293595

Юлиана Жукова: Предположим, что любая российская группа мечтает спеть дуэтом с «Теорией Заговора». Кого выберете в первую очередь?

Стас Денисов: «Крематорий». Нам не хватает сарказма Армена Григоряна.

Фил Гуров: Эдмунд Шклярский и группа «Пикник». Мы – мистики, и они – мистики. Когда мистики собираются вместе и делают какой-то творческий продукт, всегда получается что-то интересное.

 

Юлиана Жукова: Посоветуйте фильм из последних новинок, которые вы смотрели.

Стас Денисов: «На игле» вторая часть. В нем есть драйв, и саундтрек Игги Попа по-прежнему актуален.

Фил Гуров: Я не так часто хожу в кино, как хотелось бы. Один из последних фильмов, которые я смотрел, - «Стражи галактики». Главный герой – енот по имени Ракета. Вы помните, что у The Beatles есть такая песня? Поэтому я его запомнил. Кстати, у Beatles, как и у «Теории Заговора» есть песня «Норвежский лес». Мне нравится легенда о том, что The Beatles побывали в будущем, послушали песню «Теории Заговора» и записали свою, забрав у нас название (улыбается).

 

Юлиана Жукова: Холостая жизнь или семейная?

Стас Денисов: Мне близко утверждение «художник должен быть голодным». На себя пока еще примеряю эту схему.

Фил Гуров: Когда ты пишешь песни, как правило, это случается глубокой ночью, всегда хочется сразу их кому-то показать. Наличие рядом жены автоматически решает этот вопрос.

 

Юлиана Жукова: Кофе или пиво?

Стас Денисов: Я люблю фильм, в котором с самого первого и до самого последнего кадра люди пьют кофе («Кофе и сигареты» Джармуша – прим. ред.). А между этим происходит целая жизнь. Но жизнь, обычно, не так интересна, как кофе. Поэтому я выберу его.

Фил Гуров: Я очень сильно переживаю за свое здоровье, поэтому кофе не пью вообще.

 

Юлиана Жукова: Цой или Кобейн?

Стас Денисов: Цой, потому что он, как и моя любимая группа The Cure, носил черный цвет.

Фил Гуров: Одной из первых кассет, которую мне купил дедушка в начале 90-х, был «Черный альбом» группы «Кино». Она оставалась моей любимой на протяжении всех школьных лет.

 

Юлиана Жукова: Любимое блюдо?

Стас Денисов: В качестве духовной пищи «Теория Заговора» принимает БГ три раза в день.

Фил Гуров: Я – сыроед. Когда мы записывали альбом «Карпы» на Трехгорке, провели на студии больше 48 часов. Я тогда съел все запасы сыра, которые ребята делали на ближайший месяц.

 

Юлиана Жукова: Отпуск на море или на горнолыжном курорте?

Стас Денисов: Лучше сгореть на море. Пляжное солнце больше способствует сгоранию, нежели снега на горнолыжном курорте.

Фил Гуров: Море ассоциируется с вечностью. Горнолыжные курорты – с тупой суетой и сломанными палками (задумчиво).

 

Юлиана Жукова: Каким вы видите будущее через 200 лет?

Стас Денисов: Как говорит наш барабанщик, мне не придется одеваться, потому что я буду распечатывать одежду на принтере.

Фил Гуров: Просто «Теория Заговора» станет классикой.

 

 

RSS-материал