Город на память
view counter

Поклонение талантам

Екатерина Исаева аватар

Большинство рецензий на постановку Малого театра по пьесе Островского, начинается примерно так: «Куда же «Дом Островского» без Островского?» Все так и есть. Малый без Островского никуда. LaughingТак в апреле этого года Императорский театр на обновленной Основной сцене представил премьеру спектакля «Таланты и поклонники».

File 270044

«Таланты и поклонники»  были написаны в 1881 году, и в этом же году состоялось первое представление в Малом. Автор, определив жанр пьесы, как «комедия», видимо, решил пошутить над постановщиками, также как Антон Чехов «пошутил» с «Вишневым садом». Но в каждой шутке лишь доля шутки. Писатели, наделив произведения обширным жанром, не сузили их до «комедии нравов». А именно этот поджанр и разворачивается перед читателем и зрителем.

«Чеховское кружево», заложенное в сценографию художником Станиславом Бенедиктовым, как ниточка, протянута через весь спектакль «Таланты и поклонники», в постановке Владимира Драгунова.

Все начинается с перрона и им же все и заканчивается. Закольцованность спектакля равно цикличность сюжета. Да, быть может, заурядное сравнение. Но Островский писал для театра, любил его и очень хорошо знал «изнутри». И хоть прошло больше века с «появления на свет» пьесы, а в «закулисье» мало что изменилось…

«Вокзальная» декорация легко трансформируется в квартиру Негиной: стены с неширокими горизонтальными дощечками, справа от зрителей стол и стул, заставленные цветами, чуть позади над стеной плетеный «козырек»… Нечто очень схожее есть и в сценографии «Вишневого сада» РАМТа (художник Станислав Бенедиктов). И невольно герои Островского ассоциируются с персонажами Чехова: Мелузов - Трофимов, Домна Пантелевна – Варя, Негина – Аня и т.д. И как Лопахин покупает сад, так Великатов, как бы грубо это не звучало, покупает Негину. Музыкальное оформление Григория Гоберника, сопровождающее постановку, как напоминание о расставании с несбывшимися надеждами на светлую и «праведную» жизнь.

Роль «вечного студента» Петра Мелузова, ратующего за эту «праведную» жизнь, исполняет Михаил Мартьянов. Его Мелузов спокоен, немного скован, в будничном костюме незапоминающегося цвета. Человек-невидимка, в финале оставшийся один со своими идеями и принципами.

Незримое чеховское присутствие подталкивает на прочтение «между строк», поэтому «цепляешься» за цвет костюма. Да, там не найдешь чего-то сверхъестественного. Все оказывается «по-островски» просто: «черное - это плохо, а белое – это хорошо». Да и кардинально меняется костюм лишь у Великатова (с белого на черный) и Смельской (с красного платья на темно-синее). Но простота не повод отказываться от междустрочия Laughing 

Роль Негиной режиссер доверил молодой актрисе Дарье Новосельцевой. Для Дарьи это первая значительная и главная роль. Ее Негина – стройная, хрупкая, с внутреннем стержнем. Оказавшись на распутье, все-таки выбирает свой путь: она – актриса и не может без сцены.

Домна Пантелевна, как еще одна ниточка, протянутая через весь спектакль. С одной стороны, «приземленная» и практичная героиня, без ярких красок, как в костюме, так и по рисунку роли. Но в тоже время, Домна Пантелевна, в исполнении Татьяны Лебедевой, женщина научившаяся выживать, умеющая жертвовать собой, но все-таки не растерявшая по пути остроумия и оптимизма. Она вроде и не заметна, но именно она создает комфортные условия для творчества дочери, аккуратно направляет Негину в нужное, по ее представлениям, русло.

Новая версия «Талантов и поклонников» в Малом, несмотря на академичность стиля, получилась легкой, философской и затрагивающей актуальные вопросы: «все ли можно купить?» и «тем ли мы талантам поклоняемся?»

File 270056

фото с сайта театра

 

 

 

  

RSS-материал