Город на память
view counter

Отар Кушанашвили представил "Книгу-месть". 20.10.10.

evge-chesnokov аватар

Отар Кушанашвили:  Когда в 1993-м, спустя год после переезда из Кутаиси в Москву, я сказал по ТВ не помню кому: "Пошёл ты в жопу, фанерная мразь!"- я стал считаться погибелью цивилизованного мира. А для людей я стал любимцем, который просто обязан терзать артистов от их, людей, лица. Я решительно не могу более скрывать, что мой IQ (ай-кью) - самый высокий в стране, не беря в расчёт безусловно превосходящих меня в этом компоненте Медведева и Путина.

File 16708

Молодые тупицы шастают по белу свету в поисках того, с кого делать жизнь,- вот он я, фак ю, учитесь пока не поздно.

Мало написать книжку, надо её ещё и талантливо представить. Для Отара Кушанашвили вечер 20 октября выдался не из лёгких: в торговом доме "Библио-Глобус" автор свежеизданной "отчаянной публицистики" "Я. Книга-месть" сначала подвергся расспросам акул пера, а потом встретился с читателями и раздавал автографы.

Отар Кушанашвили: Я появился здесь на лобном месте и скажу вам, что мне уже очень много лет, чтобы стесняться заявить во всеуслышание: это блестящая книга! Я построил дом, правда, его у меня отобрали, посадил дерево - его тоже отобрали. Что же оставить на память моим детям? Вот и решил написать книгу. Конечно, никто не признается, что книга хорошая,- я избавился от этой иллюзии,- но в ней столько любви к моим персонажам. Даже в отношении девушки, которая меня обворовала,- там столько теплоты! Вообще, я умею красиво написать о людях, что они - говно, у меня хороший слог. А здесь, в книжном храме "Библио-Глобуса", я тем более очень тщательно подбираю слова. Я просто плакал, когда из издательства привезли первый напечатанный экземпляр. Я никакой не властитель дум, не покончу суицидом, если книгу не будут читать, но я надеюсь... меня утешают, что она пойдёт. Столько людей старались и вложили в неё свой труд, редакторы, дизайнеры, сотрудница АСТ Женя Ларина за месяц совместной работы со мной превратилась в алкоголика, я очень надеюсь, что всё не напрасно и книгу купят. Кто не купит - тот будет идиотом. Даже Минаев и Собчак, закрывшись тёмными очками, придут за ней в "Библио-Глобус", хотя бы для того, чтобы узнать, как писать по-русски.

File 16703

Я - клоун, ковёрный. Я никакой не музыкальный критик, я смешу людей и рождён, чтобы вызывать улыбку у людей. Вот Троицкому внушили, что он всесильный крейсер, а я маленький, кривоногий, как я могу быть музыкальным критиком? Кто-то тратит время на написание рецензии на альбом группы "Рубль", у меня нет на это времени, я работаю на восьми работах, а вечером надо выбрать платье ко дню рождения дочери. В университете я писал по Мережковскому работы, а про Пелагею не буду. "Пелагея - это преломление традиций в аранжировке..." Почему я должен этому верить? Самый лучший певец после третьей - Валера Меладзе, после седьмой хорошо идут "Иванушки", а уж когда весь ареопаг бездарей соберётся в кафе, - очень хорошо идёт Жанна Фриске. Нужно пить, пить и тогда вы поймёте, о чём она поёт: о любви, оказывается, поёт. Очень важно понять, чего ты хочешь? Стать другом Стаса Пьехи? Неееет. Я хочу читать стихи Иосифа Бродского и понимать, о чём они, разобраться. Хочу перечитать Чехова.

File 16701

Про Аллу Пугачёву: "Она знает толк в науке облегчения людям жизни. Люди, катаклизмы уйдут, испарятся сойдут на нет, а Алла останется с нами, она каждой песней это обещала. Я руками трогаю лучшие строчки её лучших пьес; их можно нанизать на нитку и носить как бусы. Ей априорно доверяют все поборники молодой демократии, все апологеты моего нелепого землячка Сталина. Она нужна всем, потому что всем нужна Песнь Песней. А ведь только она умеет такую пропеть.
Тридцать альбомов вашего Кинчева не стоят одного "Осеннего поцелуя": потому что слушать КК - это удел тех, кому приятно смаковать своё экзистенциальное мировоззрение, а означенная песня для тех, кто плакать и умеет, и не стесняется."

File 16705

Меня напрасно обвинили в трусости после "Короля ринга", я не сбегал оттуда, меня избили до полусмерти. Вы знаете, сколько весит Таранда? Против моих 65 килограммов. И Таранда стал драться по-настоящему, как будто он Онищенко, а я - Саакашвили.  Зачем мне это надо, чтобы по телевизору показали на Первом канале? Как я могу драться с ним, с рэпером Серёгой? Мне нужен Первый канал, но я не готов умирать ради Константина Эрнста и уж тем более Валдиса Пельша. Но я клянусь закончившейся карьерой Андрея Губина и памятью третьего альбома Жанны Фриске: я ниоткуда не сбегал, я паренёк ого-го! Но мне семерых детей кормить надо...

File 16700

Про "Агату Кристи": "Ни одна группа не подарила мне такое количество шедевров, помогавших мне в битве с невзгодами и в войнах с самим собой, как"Агата Кристи", как интеллектуальные хитрованы братовья Самойловы. Какие страсти, пардон, мордасти в каждом альбоме! Я не готов променять песню "Четыре слова про любовь" даже на постановку "Лебединого озера" с Киркоровым в главной роли."

File 16702

Про Андрея Малахова: "Ему приходится быть отвратно самоуверенным, ибо если споткнётся, затопчут. До второй молодости далеко, а глаза - прегрустные. Мы с ним две ходячие таблетки от депрессии, самоотверженно развлекающие людей."

Про Анфису Чехову: "Анфиса Чехова уверена, что она талантлива во всём. Запела. Хочет быть как Дженнифер Лопес. Одним местом она уже похожа, вторым - приближается к иконе гетто и кавказских мужиков."

Про Ксению Собчак: "О да, я обожаю Собчак! До сих пор не могу забыть, как лет этак десять назад она при мне в ресторане Марата Сафина на х... послала. Лучше неё на х.. вообще никто не умеет посылать."

File 16699

Про концерты в День Победы: "Сопляки используют бесценную возможность казать рожи на главных каналах и опошляют Праздник, девальвируют Память, дискредитируют Бернеса и Утёсова. Может ли Витас, Николай Трубач, Авраам Руссо или там Гоша Куценко спеть песню, освящённую раненой памятью, так, чтобы люди плакали или светлели лицами?"

File 16709

Про Майкла Джексона: "Он остался мальчиком, сосланным во взрослую жизнь. Он конвертировал в музыку свои представления о Прекрасном, сочинив и исполнив такое количество песен, способствующих просветлению, что туманы ими можно рассеивать."

File 16704

Про эмблему Олимпиады в Сочи: "Эмблема безжизненности, уныния как знамени, эмблема печали, поросячьего повизгивания, эмблема финансовых потоков, проплывших мимо нас в банковские ячейки квалифицированны ворюг."

File 16707

Про футбол: "Игра укажет путь, наставит на него, не пнёт лежачего, но вдохновит великостью цели в конце пути. Когда я выбежал на футбольное поле на ЕВРО-2004, это был безупречный акт патриотизма. Я не выебывался, я просто хотел дать в морду судье. И дал."

Про Романа Павлюченко: "Весёлый. Но только так кажется. Упрямый. Это не кажется, так есть. Неразговорчивый, могущий срезать жёстко. Чистой воды нападающий. Начисто лишённый скромности - и правильно! Один изъян - нестабильность."

File 16706

Расшифровка фонограммы Отара Кушанашвили - дело неблагодарное, его речь - скороговорка, пожирающаяся мозги. Надо было видеть его эскапады, Кушанашвили - актёр, он делает шоу, импровизируя, комментируя, перескакивая с темы на тему. Его диалог с журналистами превратился в экспансивный монолог, в котором нашлось место и для самоиронии по случаю выхода книги, и ехидных реплик в адрес всех и вся, и для ретроспекций о своём грузинском детстве, и отсылок к классикам голливудского кино. Впрочем, это не его вина, вопросы корреспондентов, задавленных харизмой Отара Шалвовича, зрели слишком медленно и попросту не успевали задаваться. "Спасибо вам, что пришли, а если у метро сможете ещё кому-нибудь продать по паре экземпляров, это будет существенное дополнение... Читайте книгу и не говорите мне, что она плохая,"- закончил автор свою презентацию, неоднократно прерываемую смехом и аплодисментами собравшихся.

Использованы фрагменты книги: Я.Книга-месть/ Отар Кушанашвили,- М.: АСТ:Астрель, 2011: http://www.ast.ru/

Благодарю за содействие Валерию Осипову (пресс-служба издательства АСТ-Астрель).

Евгений Чесноков для Столичного информационного портала.

RSS-материал