view counter

Балет «Лебединое озеро» в постановке балета Касаткиной и Василёва

File 444878

В феврале на сцене Российского академического молодежного театра прошёл балет «Лебединое озеро» в постановке Академического театра классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва. 

По первоначальному замыслу Петра Чайковский главные герои должны погибнуть в финале, поэтому создатели спектакля придерживаются именно этой версии. (Например, в постановке Юрия Григоровича в Большом театре Зигфрид и Одетта всё-таки остаются живыми). Но создатели этого спектакля сохранили хореографию Мариуса Петипа, Льва Иванова и Александра Горского. Партию Одетты-Одиллии исполнила Марина Ржанникова, принца — Артём Хорошилов. «Лебединое озеро», поставленное балетмейстерами Наталией Касаткиной и Владимиром Василевым, это первая в истории русского балета совместная российско-английская постановка. Художником спектакля выступил британский сценограф Тим Гудчайльд – трёхкратный обладатель премии Оливье Лоренса, которая присуждается Театральным сообществом Лондона, в качестве признания профессиональных достижений в сфере театра.

«Лебединое озеро» в нашей жизни давно стало явлением намного большим, чем балет. В советское время билетами на «Лебединое озеро» награждали передовиков производства, он был обязательное частью программы посещения всех иностранных делегаций. Поскольку высоких гостей всегда сопровождал сам Хрущёв, то насмотрелся он «Лебединого озера» до тошноты. Никита Сергеевич как-то пожаловался легендарной балерине Майе Плисецкой, которая танцевала «Лебединое озере» более 800 раз: «Как подумаю, что вечером опять «Лебединое» смотреть, аж тошнота к горлу подкатывает. Балет замечательный, но сколько же можно!» Обычным гражданам СССР приходилось принудительно смотреть балет по телевидению в дни смерти генеральных секретарей, а в 1991 году балет занял все телевизионные каналы по случаю августовского путча. На советском телевидении к тому времени была чётко отлажена метода синхронизации каналов — выступления генсеков на съездах партии и их похороны под бессмертную музыку Чайковского шли одновременно на всех каналах. В те годы бытовал анекдот, в котором телезритель с помощью плоскогубцев переключал каналы, но везде шло «Лебединое озеро». А на последнем – «Учебном канале» – появлялся мрачный мужчина,  который многозначительно грозил ему пальцем: «Ты у меня дощёлкаешься!»

Благодаря тому, что этот «самый русский балет», как называют его иностранцы, действительно лёг на душу русского зрителя, и благодаря частому повторению, ключевые моменты балета хорошо известны каждому русскому человеку, стали частью нашего культурного кода.

Во-первых, это лирическая кульминация первого акта — «Белое адажио» в исполнении Зигфрида, Одетты и лебединого кордебалета. Во время первой встречи у героев рождаются взаимные чувства. Момент, когда Одетта склоняется перед Зигфридом и опускается на пол, склонив корпус и руки, запоминается ещё и потому, что перекликается с легендарной хореографической миниатюрой «Умирающий лебедь» на музыку Сен-Санса, поставленной ещё Михаилом Фокиным для балерины Анны Павловой, а затем ставшей визитной карточкой Майи Плисецкой. Затем следуют танцы трёх больших и четырёх маленьких лебедей и вариация Одетты. Самый популярный, конечно, это танец маленьких лебедей: прогнувшись корпусом со сцепленными руками и последовательными переходами с ноги на ногу, характерными бросками ног и полупрыжками. Маленькие девочки в универсальных костюмах снежинок исполняют его на утренниках в детских садах, а здоровые мужики в пачках с волосатыми ногами пародируют его на корпоративах. И ещё белые лебеди исполняют неимоверное количество арабесков, которыми русская школа балета славилась со времён Агриппины Ваагановой. По необъяснимой причине зрителям запоминается арабеск с «лебединым подпрыгиванием» на ступне опорной ноги, напоминающим глиссирование лебедя при посадке на воду. Возможно, это связано опять же с пародированием лебединых партий неопытными исполнителями: встать на пуант они не могут, а изобразить характерное «лебединое» подпрыгивание-глиссирование на одной ноге — это пожалуйста. Нежное и трепетное любовное соло Одетты завершает эту цепочку танцев, после чего она передаёт эстафету своему антиподу – Одиллии.

Далее идёт «Чёрное» па-де-де Зигфрида и Одиллии. Многоопытная и коварная женщина-лебедица в эффектном чёрном костюме влюбляет в себя неопытного юношу Зигфрида. Завершается этот эпизод её знаменитым победным танцем. Пожалуй, нет в нашей стране человека, который не знает про «32 фуэте Одиллии».  Где-то за полупрозрачным экраном, изображающем окно замка, бьётся об стекло лебедь-Одетта, пытаясь остановить обман и свою близкую смерть. Поскольку и Одетту, и Одиллию обычно исполняет одна балерина, то стоило бы задуматься о раздвоении личности исполнительницы, но зрителям в этот трагический момент совсем не до этого — кто-то плачет, кто-то скрывает слёзы.

Кроме ключевых по сюжету танцев нужно обязательно упомянуть и номера-украшения. Это замечательные танцы невест, выбранных Зигфриду его матерью: венгерский танец, мазурка, венецианский, испанский и русский танец. И, конечно же, потрясающая тема Шута. В данном случае его неподражаемо играет Владислав Дубенко. По законам драматургии сильная интрига держится не на положительном герое, протагонисте, а на злодее. Злого гения Ротбарта здесь играет Алексей Орлов. Его первое появление в виде огромной зловещей тени на полупрозрачном занавесе вызывает реальный ужас. Находкой режиссёра можно назвать сцену, когда колдовские чары спадают с освобождённых от чар Ротбарта девушек-лебедей и они снимают крохотные короны и чисто по-женски, по-человечьи распускают свои волосы.

«Лебединое озеро» в Москве исполняют часто и регулярно в Большом и в Театре Станиславского и Немировича-Данченко, например. Но всё равно спрос на него сохраняется и растёт: подрастают новые поколения зрителей, растёт число туристов. И на «Лебединое озеро» в постановке Академического театра классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва зрители охотно идут: и потому что это классическое возвращение к истокам этого спектакля, и потому что цены здесь довольно демократичны. При этом достигается это отнюдь не снижением уровня исполнения, а выбором более «демократичных по ценам» площадок и отсутствием дорогостоящего симфонического оркестра.

В этом сезоне Государственный академический театр классического балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва выступает в Москве с блоком легендарных классических балетов: «Спартак», «Жизель», «Лебединое озеро», «Кракатук» и «Дон Кихот». А потом снова гастроли, где они выступают как Moscow Classical Ballet. Поймать их в Москве весьма не просто. Последнее, что я видел — «Спящая красавица».

Остаётся поблагодарить за волшебный вечер театр балета Наталии Касаткиной и Владимира Василёва, а также информационный ресурс «Москультура» и неутомимого пропагандиста культурной жизни столицы Михаила Брацило за приглашение.

RSS-материал