view counter

Чешуею покроешься ты и змеёй чудовищною станешь! "Женщина-Змея", реж. Олег Долин

Третью премьеру своего первого театрального сезона в Театре на Малой Бронной худрук Константин Богомолов доверил режиссёру Олегу Долину, который продолжает знакомить зрителя с пьесами итальянского драматурга Карло Гоцци. Граф Гоцци создал новый сценический жанр фьябу или театральную сказку. Фьяба переплетает стихи и прозу, слёзы и смех, любовь и разлуку, персонажей традиционного итальянского театра масок и героев выдуманного сказочного сюжета, комические интермедии с основным действием. Долин ещё летом сделал первую прививку любви к венецианской комедии масок, и вот уже как само собой разумеющееся с губ слетает певучее и почти как родное Commedia del arte (комедия дель арте), La donne serpent (Женщина-Змея) и  Grande Dolin, bravissimo.

File 434508

Спектакль «Женщина-Змея» - терапевтическая сказка с густо сентиментальным хэппи-эндом. Уличный площадный театр соответствует детскому способу взаимодействия с миром и оттого, наверное, так близок и понятен и взрослым, душа которых ещё хранит наивность детства. Вера в чудесные превращения судьбы, сентиментально-романтический антураж, наигранная театральность, все эти утрированные муки любви, вознесенные над собой кинжалы, гром и молнии, иными словами, те приёмы, которые ярко задействуют воображение неприхотливого зрителя, удивительным образом находят пути к более сложному набору сердец: усталым, черствым, скептически настроенным, изысканно-утончённым. Спектакль мгновенно меняет московскую действительность на итальянскую площадь, где комедианты разыгрывают немудреную мелодраму с любимыми в простонародье классическими героями комедии дель арте. При помощи необычного ритма, пластики, манеры речи публика быстро вовлекается в историю, в которой фигурируют бессмертные волшебники и феи из райской страны Эльдорадо, красивые принцы, царевны-амазонки, страшные чудища. На тёмных, как венецианская ночь, декорациях, фантазия незамедлительно рисует что-то живописное итальянское.

Чрезвычайно изящно и сочно прописан внешний облик каждого из действующих персонажей. Художница Евгения Панфилова спрятала актёров в восхитительные по причудливости и карнавальности костюмы, комично разноразмерные, прикрыв их лица венецианскими карнавальными масками с птичьими носами, нарядив в затейливые утконосые башмаки и перчатки, удлиняющие пальцы, плиссированные жабо, штаны из мучных мешков и бархатные кафтаны. Героев на сцене больше чем актёров - костюмы-трансформеры позволяют легко перевоплощаться в несколько образов. Идею костюмов, которые на глазах у зрителей меняли внешний вид, придумала ещё гениальная Надежда Ламанова, когда в Вахтанговском театре ставили первую в России фьябу Гоцци знаменитую «Принцессу Турандот».


Надо заметить, что пропитанные южным солнцем образы итальянских паяцев далеки от русского Петрушки, как репа от артишока. Классические герои комедии масок – Панталоне (Олег Кузнецов), Труффальдино (Лина Весёлкина), Бригелла (Леонид Тележинский), Тарталья (Юрий Тхагалегов), Смеральдина (Светлана Первушина), российскому зрителю знакомы скорее понаслышке. По этой причине были допущены небольшие вольные отступления от их традиционного внешнего вида, например, красный мундир и эспаньолка вояки Капитана (этого персонажа нет в спектакле) перешёл к визирю Торгулу (Дмитрий Гурьянов). Зато фантастическая воинственная царевна-амазонка Канцаде (Василиса Перелыгина) идеально составляет ему пару не только по характеру, но и по цвету костюма. Добрый волшебник Джеонка (Максим Шуткин) удивит неожиданным и эпатажным образом жеманного фрика a la Руби Род из люкбессоновского «Пятого элемента». Вдобавок, актер Сергей Кизас, исполняющий роль царя Фаррускада, так похож на Александра Петрова, что поначалу возникает эмоция: «Надо же, Петров уже и здесь!»

Ощущение Италии в спектакле очень явственное, будто на самом деле видишь, как зрители на уличном спектакле смеются и плачут, шарманщик яростно крутит ручку, а в протянутый колпак летят дукаты, скудо и гроши. За 250 лет, а «Женщина-Змея», пятая театральная сказка Гоцци написана им в 1762 году, реакции зрителей не поменялись. Разве что в самой фьябе Гоцци появился лёгкий парафраз на московский юмор.

Живой маленький оркестр в углу сцены играет Вивальди и Генделя, десертом, сладким удовольствием как от мороженого-gelato съеденного на площади San Marco, выступают уморительные дети принца Фаррускада и заколдованной принцессы Керестани (Анастасия Мытражик). В качестве перчика для взрослых звучат озорные музыкальные вставки -  песни Deep Purple «Child in Time» и Barry White «Never Never gonna give you up». Пережить моменты положенного жанру «священного ужаса» помогают «спецэффекты» в виде устрашающих гигантских чудищ Быка и Великана, итальянских аналогов нашим Змеям Горынычам и Кащеям, которых Иван Царевич - Фаррускад лихо лишает рогов, конечностей и головы. Вся перечисленная великолепная бутафория в спектакле, а также и Змея (в финале появится третий «страшный» персонаж), и звуковая машина, созданы художником Сергеем Якуниным.

Вроде бы замыленный во всех сказках, скомпонованный из потери любви, подвигов и поиска возлюбленной сюжет, в итоге оставляет наиприятнейшее ощущение, как если бы вам досталась вишенка от торта. Спектакль «Женщина-Змея» создаёт и дарит праздничное настроение, и отчаянно рекомендован для семейного просмотра, когда мама, папа, нарядные, идут в театр с детьми под мышкой.

File 434512 

File 434516

File 434520

File 434524

File 434528

File 434532

File 434536

File 434544

File 434548

File 434552

File 434556

File 434568

File 434564

File 434580

File 434592

File 434600

File 434604

Сайт Театра на Малой Бронной
Группы театра в соцсетях: в Фейсбуке, ВКонтакте и Instagram

(с) текст Наталья Анисимова

(с) фото Сергей Мухин

RSS-материал