В Московском Доме Книги на Новом Арбате состоялась презентация книги А. Проханова «Паола Боа. Цифра»

katya_husky аватар

6 июня в Литературном кафе Московского Дома Книги на Новом Арбате выдающий русский писатель, общественный и политический деятель, публицист и главных редактор газеты «Завтра» Александр Андреевич Проханов представил свою новую книгу «Паола Боа. Цифра». Два романа книги повествуют о странностях и абсурде политического уклада, об «отцифрованности» современного общества. Издание этой книги приурочено к восьмидесятилетию Александра Андреевича. В новых романах смешаны сатира и лирика, бескомпромиссное обличение пороков российского общества и горячее признание в любви к Родине.

Зрительный зал литературного кафе не вмещал всех пришедших на встречу. В проходах между стеллажами с книгами, вдоль окон, между столиками кафе и у барной стойки – везде стояли люди, которые хотели услышать русского мыслителя XXI века.

«Все народы мира – мечтатели. Они мечтают. Они несут в своих представлениях великие надежды на чудо, на чудесное братство, на создание идеального бытия, на создание общества, в котором этот народ будет чувствовать себя как в коконе добра, любви, красоты, - начал маэстро. - Великие народы формулируют свою мечту. Народы поменьше или маленькие народы не формулируют свою мечту, однако, несут ее в себе, оставаясь народами-мечтателями. Скажем, американский народ, великий грандиозный американский народ, сформулировал свою национальную мечту как «Град на холме».

Это очень емкая формула, которая позволяет существовать американской империи в том качестве, в котором мы ее видим сегодня. Это - идея доминирования, идея вселенской правоты. «Град на холме» – это крепость на холме. На холм поднимаются каменщики, складывают башни с бойницами. Там живет Гений народа американского. Из этих бойниц он рассматривает все, что совершается в долинах, рассматривает селения, которые находятся ниже, наблюдает за порядком в этих селениях. Если он видит, что в селениях непорядок, то из этих бойниц он посылает в эти селения ядра и крылатые ракеты. И поэтому американская мечта – это «Град на холме».

В недавних документах коммунистической партии Китая вдруг возникла формулировка китайской мечты. Она сочеталась с представлениями Китая о великом шелковом пути. И, повторяю, это вошло в базовые документы величайшей коммунистической партии Китая, которая говорит, что китайская мечта направлена на восстановление достоинства китайского народа. Достоинства, которое попиралось в течение двух или двух с половиной веков Западом, европейцами, рассматривавших Китай как нечто низменное, приземленное, объект для экспансии и эксплуатации. И вот теперь в конце XX-го и в XXI-м веке китайцы сбрасывают с себя это ярмо, сбрасывают с себя эти колдовские европейские чары и демонстрируют свое достоинство.

А русская мечта… В чем русская мечта?, - обратился Александр Андреевич к аудитории. Несколько сотен пар глаз в этот момент устремились на сцену. Зал обратился в слух.

«Ведь русская идеология постоянно формулирует эту мечту, - продолжил писатель. - И каждый исторический русский период эту мечту формирует по-своему, своими словами, своим образами, постоянно формулирует. И для того, чтобы нам с вами, живущим сегодня, обнаружить, угадать и не ошибиться в том, что же такое русская мечта, нам просто следует пройти по линии русско-исторической жизни, прислушаться к голосам великих исчезнувших русских людей, глазами идеалами исчезнувших поколений выявить их сущности и среди них сформулировать сегодня русскую мечту». <…>

Русская мечта в христианском воплощении – это мечта о Царствии Небесном, - заключил Александр Андреевич. - Русский человек является полем боя. Здесь, в русской душе, схватываются все демоны мира и ангелы мира. И русская душа является вечным полем битвы. И пока остается жить на земле русский народ, он будет сражаться за Царствие Небесное, будет сражаться за свет. <…>

Русская мечта связана с идеей абсолютной справедливости - справедливости и для тебя, кто исповедует эту мечту, и для всего света. Мы, русские, не можем быть счастливы, если рядом с нами страдает ребенок, есть где-то идет насилие, если отравляется Байкал. Мы не можем быть счастливы, если исчезают виды цветов и растений. Мы требуем справедливости божественной, которая охватывает все мироздание, всю вселенную. <…>

Русская мечта в отличие от американской мечты звучит как «Храм на холме». Не град на холм, а Храм на холме. Мы своей историей, своими победами, своими муками, своими падениями, своими плахами и дыбами, своими молитвами, произведениями искусств, мы насыпали этот холм. Мы насыпали холм русской судьбы. Или холм русской мечты. И на этом холме мы ставим не пушку, не оружие, не огромную стенобитную машину, а ставим Храм, чтобы его купола устремлялись к лазури. <…>

В книге, которую я сегодня вам представляю, содержатся два романа: «Цифра» и «Паола Боа». Это два романа о русской мечте. В одном романе - в романе «Цифра» - я рассказываю, как я понимаю сражение цифры и слова, как я понимаю человеческий подвиг, человеческую подвижность в эпоху надвинувшейся на нас цифросферы, цифровой реальности. А во втором романе – в романе со странным названием «Паола Боа» - я рассказываю, как русская женщина, которая идет такими очень тернистыми тропами, проходит сквозь муки, сквозь кары. Она несет в себе образ русской мечты, олицетворяя себя с этой мечтой, и приносит великую жертву для того, чтобы эта мечта состоялась», - завершил свое выступление Александр Андреевич.

Зал встретил слова Александра Андреевича бурными аплодисментами. Вечер продолжился дружеской дискуссией, в ходе которой аудиторией были затронуты самые разные темы от русской поэзии до научно-технического прогресса, будущего человечества и мессианской роли России. Признательная публика не хотела отпускать своего маэстро. Звучали слова благодарности, поздравления с прошедшим юбилеем и выходом в свет нового творения. Среди гостей вечера были мотоциклисты из Всероссийского мотоклуба «Ночные Волки».

Лидер Ночных Волков Александр Хирург обратился к Проханову со словами:

«Александр Андреевич, мы хотим подарить вам стихи нашего друга Влада Маленко, которые как раз посвящены Русской Мечте, той самой, которую увидим, в этом году на байк-шоу в Севастополе.

И я не знаю, выйдет ли фильм по вашему роману «Убийство Городов», но ваш «Русский Реактор» уже идет в кинотеатрах. И в каком бы городе ни случалась премьера этого фильма, он везде вызывает шквал эмоций и благодарностей. От всех Ночных Волков, от этого зала и от России, нижайший вам поклон и огромное спасибо. Мы вас любим».

Ночные Волки аплодировали Александру Андреевичу стоя.

Далее слово взял поэт Влад Маленко:

«Александр Андреевич, дорогой мастер, спасибо вам не только за эти стихи мои, но и за мой «Севастополь», который был воспитан вашей водой, поливавшей мои цветы в 90-х годах. Когда был сочинен «Севастополь» (и он был напечатан в вашей газете), мы его продемонстрировали еще в 2012-м году для ста тысяч человек в Крыму, это, конечно, было незабываемо. Это тот для поэта случай, когда его слова начинают работать как часть Реактора. Что же касается стихов вчерашних и сегодняшних, я их позволю себе прочесть. Они коротки и почему-то так задели Александра Хирурга:

Птицы руками махали нам,

Падали в небо без сил.

Это бессмертный Рахманинов,

Вдруг тишину объяснил.


И от прохлады оправившись,

В черном немом феврале,

Пальцы женились на клавишах,

Их прижимая к земле.


Пальцы ныряли в проталины

И презирали печаль...

Словно бы кит неприкаянный,

Плавал по залу рояль.


Кем это было даровано?

Кто разрешил, например,

Чтоб с плавников лакированных

Капало небо в партер?


Чтоб догадались мы, бедные,

Жизнь уложив на весы,

Что эти звуки победные -

Просто начало весны.»

Завершился вечер автограф-сессией. Она длилась около часа, а поток людей все не кончался. Хвост очереди из желающих получить автограф автора огибал книжные полки и терялся в глубине зала. Подписывая свой роман Александру Хирургу, Александр Андреевич оставил на титульном листе послание: «Хирург, ампутируй зло!»

Два из книги А.А. Проханова «Паола Боа. Цифра»

«Поймите же вы, чужестранцы, что наша Русская Мечта в ином. Россия – Храм на Холме. Русские веками насыпали священный холм, рыдая, молясь, переходя из пожара в пожар. Стремились духом возвысится над бездной, тьмой, приблизиться к небесам, к лазури. И на этом холме мы строим дивный храм, чтобы он был ближе к небу, чтобы своими крестами он коснулся Царствия Небесного, и из этого Небесного Царства, где нет болезный, печалей, нет зла, нет насилья, где люди живут, как цветы цветут, где нет смерти, из этого Царства силы небесные проливались на Русь. В наши семьи, в дома, в гарнизоны, в очерствелые сердца правителей. И мы стремились уподобиться Царствию Небесному. Там, где кончается Запад, начинается преисподняя. Там, где кончается Россия, начинается Царствие Небесное».

***

«- Кто это в лодке, Екатерина Петровна? – спросили ученики.

- Русская Мечта, - ответила Екатерина Петровна.

Лодка уплывала все дальше на север, свечи на ней не гасли, и ночью ее отражение было видно далеко на водах. На берег из лесов выходили лоси, медведи, волки. Смотрели на лодку золотыми глазами.

Река влилась в океан. Лодка с негасимыми свечами плыла среди дождей и снегопадов. Наступила полярная ночь. Океан сковал лед. Лодка причалила к льдине. В нее впряглись голубые песцы, помчали по мерцающим льдам, оставляя на льдах серебряный след. Песцы примчали лодку на полюс, где Паолу Боа встретила прекрасная женщина в малиновом одеянии, с серебряным шитьем. Над головой женщины сияла голубая звезда, в которую превратились гранитные валуны, что лежали вокруг псковского озера.

Женщина протянула Паоле Боа руки. Паола Боа встала из лодки. Книга, которая лежала у нее на груди, упала. Из нее посыпались засушенные ромашки, колокольчики, полевые горошки и кашли, все цветы горячего летнего луга. Они оживали среди льдов. Паола Боа шла по цветам, и было ей чудесно. Женщина в серебре, протянула к ней любящие руки, и они обнялись. Атомный ледокол шел в полярной тьме и ломал лед. Капитан из рубки смотрел, как мощный прожектор освещает белое пространство. Ледокол всей тяжестью наваливался на льдины и проламывал их. В свете прожектора засверкал тонкий, как слюда, след, бегущий по застывшему океану. Капитана удивило появление следа в безжизненной Арктике. Он направил ледокол на этот след. Корабль разрубил его стальной громадой. Лед трещал, ледокол двигался среди грохочущих льдин. За ним в черной полынье бурлила вода, и в ней перевертывались разбитые льдины.»

RSS-материал