Город на память
view counter

Москвичи живут в условиях дефицита зеленых площадей

С декабря 2010г на двух особо охраняемых природных территориях (ООПТ) Москвы - в ландшафтном заказнике "Теплый стан" и природно-историческом парке "Битцевский лес" вершится акт публичного вандализма над природным наследием столицы. Без разрешительных документов, без проведения обязательной в таких случаях экологической экспертизы строительная техника роет траншеи в зоне охраняемого природного и культурного ландшафта, уничтожает плодородный и растительный слои. С просьбой о помощи жители близлежайших домов бросились в Департамент Природопользования, который обязан следить и пресекать подобные нарушения. Но выяснилось, что именно этот Департамент стал заказчиком незаконных работ на ООПТ.

Официальная версия Департамента Природопользования и охраны окружающей среды - возведение некапитальных рекреационно-досуговых объектов. 

"Подобные досуговые комплексы не наносят вреда окружающей среде, поскольку это не капитальные сооружения, на данных площадках не вырублено ни одного дерева, и потом строительство ведется на земельных участках, отнесенных по функциональному зонированию к рекреационным и физкультурно-оздоровительным зонам, где разрешено возводить подобные объекты, - подчеркивает руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский, - Здесь скорее не вред, а польза – для жителей, которые смогут приходить и отдыхать с детьми на данных площадках, заниматься спортом".

Реальная версия - на землях ООПТ ведется самострой под предлогом заботы о жителях.

Комментирует ситуацию Председатель Московского городского общества защиты природы Галина Морозова:

"Утверждение "Подобные досуговые комплексы не наносят вреда окружающей среде" не имеет ни малейших оснований: обязательная оценка воздействия планируемой хозяйственной деятельности на окружающую среду отсутствует, как отсутствует и положительное заключение государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) с заключением о "безвредности" застройки для окружающей среды – как абиотических её компонентов (воздух, вода и т.д.), так и биотических (природные сообщества, растения и животные). А презумпция потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной и иной деятельности провозглашена двумя Федеральными законами – "Об экологической экспертизе" (ещё в 1995 г.!) и "Об охране окружающей среды".
Вред окружающей среде наносят не только капитальные, но и временные сооружения, и он заключается не только в вырубке деревьев. В данном случае при строительстве уничтожен растительный луговой покров и плодородный почвенный слой.

Травянистая растительность, как и любая другая, выполняет экологические (средозащитные и др.) функции и в определённой степени оказывает положительное влияние на местный микроклимат. Сама замена экологически эффективной, т.е. занятой растительностью площади нейтральными (в лучшем случае) и, в худшем, агрессивными для окружающей среды мёртвыми, к тому же водонепроницаемыми поверхностями (асфальт, бетон, металл, синтетика и т.п.) не является безвредной для окружающей среды: некоторые из них, например, асфальт, при нагревании летом выделяют вредные соединения – и это общеизвестный факт, некоторые способствуют сильному перегреву воздуха, при котором в приземном слое складываются невыносимые для человека и растений условия (это мы испытали на себе летом 2010 г.).

Несмотря на протесты жителей, 5 февраля первый спортивный объект был торжественно открыт в ландшафтном заказнике "Теплый стан". На церемонию открытия прибыл мэр Москвы Сергей Собянин, который порадовался "подарку", сделанному москвичам. Примечательно, что сразу же после его отъезда объект закрыли и до сих пор на воротах территории, которые перегородили свободный вход на Бреховский луг, появился замок. Так впервые в Москве была открытая "Потёмкинская деревня".

Но стройка на этом не закончилась - теперь она ведется в природно-историческом парке "Битцевский лес", а по планам чиновников, должна затронуть еще 15 ООПТ столицы.

О чем думают власти? о благе для жителей или о том, чтобы начать зарабатывать деньги на парках, отнимая у москвичей метр за метром зеленых территорий, вырезая почвенный и растительный слой, уничтожая луговую флору и фауну, обнося заборами места бесплатного отдыха в природном окружении и взимая плату за вход?

Постановление Правительства Москвы от 13 ноября 2007 г. N 996-ПП "О Генеральной схеме озеленения города Москвы на период до 2020 года (с изменениями от 21 октября 2008 г.)" гласит: "Для достижения показателя уровня озелененности 40% от площади города (Москве) требуется обеспечение нормативного озеленения в пределах жилых, производственных, общественных зон, а также дополнительное озеленение на особо охраняемых природных территориях и территориях природного комплекса - всего порядка 8 тыс. га" (Приложение 1). 

Каков "прожиточный минимум" зеленых насаждений на человека в городе? Зачем нужна дикая природа в мегаполисе? Чем грозит застройка даже небольших участков на особо охраняемых природных территориях? Людмила Волкова, эксперт Центра охраны дикой природы, прокомментировала ситуацию, сложившуюся на сегодняшний день с ООПТ Москвы:

"1. Москве НЕ ХВАТАЕТ 8 тысяч гектаров зелёных, санирующих, средостабилизирующих городскую среду земель для выполнения норматива, по которому в любом городе под них должно отводиться не менее 40% площади (см. СНиП 2.07.01 – 89, п. 4.1 и приложение 1 к постановлению Правительства Москвы от 13 ноября 2007 г. N 996-ПП "О Генеральной схеме озеленения города Москвы на период до 2020 года (с изм. от 21.10.2008 г.)".
Значит, 8 тыс. га уже застроены в Москве, и застроены незаконно.

2. Норматив УЖЕ нарушен – о какой НОВОЙ застройке зелёных территорий может идти речь? С хозяйством город должен укладываться в остальные 60% своей площади. Никто ведь не спит в туалете, если квартира тесная. Чтобы что-нибудь застроить, надо что-нибудь снести. И сначала восполнить дефицит насаждений.

3. Дефицит санирующих (зелёных) территорий наглядно виден в росте средозависимых заболеваний. Норматив можно отменить, но аллергию и прочее куда спрячешь?
Санирующие земли отдают загрязнителю - машинам, их гаражам и парковкам, новым полосам, режут ООПТ дорогами. А измученных жарой и вонью жителей убеждают, что главная функция зелёных насаждений в Москве декоративная и рекреационная, а не средостабилизирующая! Ясно, почему: тогда хватит и вазона с петуньей, а ООПТ можно прибыльными рекреационными объектами. Будет и весело, и красиво. А в утешение привести в пример город-курорт Нью-Йорк – там озеленения ещё меньше.

4. Почему не строить спортивно-рекреационные и оздоровительные сооружения на месте выводимых промзон? Здесь планируется парки, тут это безвредно.
Почему их вообще не размещать в городах Московской области? Провинция задыхается от безработицы, а Москва - от строек. Нельзя все деньги страны впихивать в один город. Непомерное инвестиционное давление превратило Москву в чёрную дыру, всасывающую активное и работоспособное население России и СНГ. И там обескровили, и тут задушили.

5. Из всех зелёных земель в Москве наиболее вредна застройка природных территорий.
Мировая стратегия выхода из экологического кризиса состоит в сохранении остатков природного покрова и увеличении его до размеров, необходимых для стабилизации биосферы. Ещё бы: две трети природных территорий суши человечество съело – уничтожило или испортило, а оставшиеся не справляются с утилизацией его отходов (Данилов-Данильян, Лосев, 2000, с. 30 – и это данные ещё до 1994 года).

Этой задаче, поставленной мировым сообществом самому себе, скоро 20 лет, но впечатление, что об этом Москве неизвестно.
Природные территории эффективны как средостабилизирующие. У озеленённых выше рекреационная ёмкость, но биологическое, видовое разнообразие обеднено, причём искусственно. Из-за чего парковые территории неустойчивы и требуют постоянного вложения труда, то есть денег. В последние годы Москва как на беса села - стрижка, уборка опада и прочий уход ведётся в масштабах, превосходящие все разумные причины. Это уход в местах его применения уничтожает местные растения и насекомых десятками и сотнями видов. Без объективно значимых причин - исключительно в… эстетических целях.

Природные территории выполняют стабилизирующую функцию почти БЕСПЛАТНО: луг и лес не надо поливать, удобрять, стричь 10 раз за сезон и убирать тут листья. Старые сухостой и валеж – субстрат для естественного почвообразования. На лугу нужна только одна стрижка в год - чтобы не зарастал лесом и меньше жгли вандалы весной. Да и та мозаичная - не больше 30%-50% площади. В итоге уход почти в 20 раз дешевле, чем за обыкновенным газоном.

Сохранение природных сообществ – это средство сохранять благоприятную для человека среду обитания наиболее дешёвым, экономичным способом. Ненарушенным природным сообществам человек вообще не нужен – ни его деньги, ни его труд. Расходы на содержание нарушенных – это расплата за нанесённый ущерб и его искусственная компенсация.
Благодаря разнообразию видов природные территории Москвы способны к саморегуляции и устойчивее к колебаниям среды, чем озелененные. То же Постановление признаёт большее благополучие насаждений именно в крупных лесопарках. И именно их надо теперь расчленить магистралями и застроить досуговыми сооружениями? Уменьшить размеры, усилить фрагментацию, загрязнить изнутри – чтобы ещё больше видов вымерло, чтобы тоже стали неустойчивыми?

Нельзя застраивать доставшиеся от предыдущих поколений москвичей средостабилизирующие территории самого высокого качества – природные. Нельзя экономичные, богатые видами и большие (что важно и для микроклимата, и для биоразнообразия) территории превращать в мелкие, обедненные и дорогие в содержании.

6. На что идут деньги, выделяемые ООПТ?
На застройку ООПТ деньги идут миллиардами, а на инвентаризацию самоё предмета охраны - на перепись составляющих их видов как базового биоресурса - не выделяют и сотой части этой суммы.
Основа благополучия зелёных территорий – сохранение разнообразия местных видов, им присущих. Это азбучная истина, отражённая в законодательстве.

Красная книга Москвы должна следить за новыми кандидатами на вымирание, но ООПТ застраивают, даже не проверив участки на обитание охраняемых видов. Спорим, где уже идёт стройка, никто даже обычных шмелей не считал?
Москва, крупнейший мегаполис мира и научный центр, не имеет элементарного списка… насекомых! Мониторинг вредителей ведётся, а энтомофагов - регуляторов численности этих вредителей нет Их даже имён не знают! Сколько у нас пауков, наездников, златоглазок?..

На биотехнические мероприятия по поддержанию местообитаний денег тоже нет – их просто сносят газонокосилками - на это деньги есть! Не только редких, но и самые обычные виды стирают гектарами без всяких обоснованных причин.
В докладах о состоянии окружающей среды охрана животного мира сводится к вольерам, питомникам и пасекам. О сохранении видов в их функционально значимом состоянии никто даже не думает! Но ведь их сохраняют не для того, чтобы любоваться, а чтобы они нормально выполняли свои экосистемные функции!

Природные территории города - доноры видов для озеленённых территорий, а озеленённые – это экологические коридоры для природных, обе эти части единой экосети взаимно поддерживают друг друга. Однако в Москве потери видового разнообразия уже достигли 20-30% даже у насекомых! А ведь это опылители, почвообразователи, энтомофаги-регуляторы численности фитофагов. Оставшиеся виды всё ещё кое-как справляются с обслуживанием растительности в крупных лесопарках: вспышки численности вредителей тут до сих пор локальны. На улицах же они переходят в хронические.

Дальнейшее снижение видового разнообразия недопустимо - список ядохимикатов для обработок в городе и так длинный. Новое сокращение площади и фрагментация природного покрова после намеченной застройки ООПТ, вместе с массовой стрижкой, приведут к новой волне вымирания видов. Потери местообитаний будут больше, чем под подошвами зданий: вокруг них землю станут содержать как стриженый газон и клумбу, насыщая садовыми интродуцентами и подавляя местные виды растений вплоть до химических обработок.

7. Больше всего от застройки пострадают луга. Если лес – это ключевые средостабилизирующие территории Москвы, то луга – видосберегающие. Именно здесь сохраняется наибольшее число растений, а с ними и насекомых. Но эту их особенность игнорируют, будто никогда не слыхали.

От лугов зависит устойчивость леса: питание многие наездники и другие энтомофаги-регуляторы проходят на цветах разнотравья, то есть на открытых местах. В лесном хозяйстве для них даже специально вырубают участки-ремизы! На лугах не бывает вспышек размножения вредителей; наоборот, они сами могут быть источником энтомофагов для леса, сохраняющихся на фитофагах травянистых растений.

8. Нарушенные луга любят называть пустырями и под этим предлогом застраивать. Но любой пустырь ценнее ухоженного газона, ведь на нём всегда живёт хотя бы 5-6 видов шмелей - специализированных опылителей дикорастущих растений. А на стриженом газоне НИЧЕГО. Вместо застройки пустырей на них надо восстанавливать полноценные луга, с коростелем и жаворонками, – помните должок в 8 тыс. га? Но застраивают и те луга, что есть.

9. Вместо отказа от ошибок прежнего руководства новое подхватило идею застройки ООПТ в ещё более устрашающих масштабах. ООПТ не должны приносить доход – они и так экономят достаточно средств благодаря бесплатным экосистемным услугам и оздоровлению среды. Мало? Что ещё надо, чтобы их оставили в покое?

В государственном докладе о состоянии окружающей природной среды в Москве за… 1996 год (М., Прима-Пресс, 1997. – 311 с.) на стр. 56 читаем: «Необходимо поставить вопрос: каким мы видим город в будущем, какие возьмём аналоги из зарубежной практики – Токио, Манхеттен или столицы скандинавских стран? Пришло время политических решений: или не обращать внимания на застройку озеленённых территорий и деградацию зелёных насаждений в селитебной зоне – и это будет расплатой Москвы за инвестиции, приток финансов, социально-экономические выгоды крупного мегаполиса, или придерживаться установленных и приемлемых для проживания горожан нормативов, выделить и закрепить систему охраняемых природных территорий, на которых НИКТО не сможет разрешить какое-либо строительство.»
Это писали настоящие чиновники - честные, грамотные и ответственные, специалисты тогдашнего Московского городского комитета по охране природы.

15 лет прошло – что имеем?
Архаичное, оторванное от реальностей жизни стремление руководства города развивать его, как в средние века - за счёт освоения всё новых природных территорий, неуместно, мягко говоря, в эпоху их глобального дефицита в мире и в эпоху обвального вымирания видов.

Надо развивать регионы, снижать немыслимое давление денег на Москву, уничтожающее его как физически пригодный для жизни.
Хозяйство надо не расширять, а изменять – как того требует переход к устойчивому развитию. Развитию, бесконфликтному с природной основой жизни человека.
Или про устойчивое развитие тоже никто не слыхал?.."

RSS-материал