Город на память
view counter

Фотожурналист Игорь Стомахин показал "Хиппилэнд". 26.07.12.

evge-chesnokov аватар
Центр фотографии имени братьев Люмьер http://www.lumiere.ru/ проводит творческие встречи с известными фотографами. 26 июля в рамках программы «Баланс Белого» и Фестиваля цветов «Flower Power» на Красном Октябре человек-легенда Игорь Стомахин представил серию своих работ из 348 фотографий, сделанных в 1980-1990-е годы. Основная тема этой подборки - хиппи в СССР, но цельный рассказ о каком-то сообществе невозможен без рассказа об атмосфере того времени. Жить в эпоху перемен было чертовски интересно и хочется поблагодарить Игоря за эти снимки, вызывающие некоторое чувство ностальгии.

Советские хиппи так же, как их американские братья и сёстры слушали Джима Моррисона, плели фенечки, вышивали на протёртых джинсовых куртках пацифик и курили траву. Но было как минимум одно отличие: американское движение хиппи существовало в социуме и не могло оставаться равнодушным к неравенству, дискриминации, войнам. Сразу вспоминается трогательный эпизод из оскароносного фильма "Форрест Гамп" - митинг против войны во Вьетнаме. Наши хиппи (или как их ещё называли - хиппари) создавали свои коммуны, чтобы уйти из социума. Движение хиппи зародилось в России в середине 1970-х годов, а в декабре 1979-го в далёком Кабуле советский спецназ взял штурмом дворец Амина, положив начало афганской войне. Протестовать против этой войны никто не пытался, любой протест был бы моментально подавлен всесильными органами госбезопасности.

Создавая свой маленький закрытый мир, хиппи всё-таки были вынуждены искать компромиссные варианты, ведь тогда в Уголовном кодексе существовала статья, предусматривающая наказание за тунеядство. Поэтому многие работали по трудовой книжке, но были и такие, кто занимался исключительно попрошайничеством (на сленге - "аскали"). Хиппи слушали классику американского рок-андеграунда, доставая забугорные виниловые диски через знакомых спекулянтов-фарцовщиков. При этом постепенно формировалась и отечественная музыкальная хипповская культура. Аня Герасимова, более известная как Умка, обладательница двух дипломов о высшем образовании, в свободное от сессий и аспирантуры время объехала автостопом всю страну, изложив свои впечатления в стихах, озвученных музыкальным коллективом "Умка и Броневичок". Неравнодушен к эстетике хиппи оказался и Сергей Чиграков (Чиж), чьи лучшие песни посвящены как раз советским неформалам ("Мы уходили в подвалы, мы играли глубоко под землей. Нам взламывали двери и с погонами в наш андеграунд"). Да и вообще в любой дворовой компании обязательно у кого-нибудь в руках оказывалась гитара.

В середине 1980-х годов из подполья вышла отечественная рок-музыка, что отразилось на фотоснимках Игоря Стомахина. Клубов как таковых тогда не было, концерты игрались в заводских домах культуры, в Москве самыми большими были ДК имени Горбунова (Горбушка) и ДК МЭЛЗ (Электрозавод). Как организовывались выступления "Машины времени", "Аквариума" и других групп, практически загадка - концертных продюсеров в СССР не было. Ещё надо помнить про цензуру, ведь без заверенных (залитованных) специальной комиссией текстов выступление не могло состояться. Билеты распространялись не через официальные кассы Москонцерта, а среди знакомых и знакомых знакомых. Имея доступ к ротапринту, можно было распечатать билеты в неограниченных количествах, в результате чего в зал набивалось народу больше, чем он мог вместить.

К концу 1980-х советский строй агонизировал. "Мне вчера дали свободу. Что я с ней делать буду?" - гораздо раньше написал Владимир Высоцкий. Первый Президент СССР Михаил Горбачёв дал свободу, но не написал инструкцию по применению. Чаще всего горожане использовали на практике свободу торговли, на улицах Москвы продать и купить можно было всё, что угодно: от сигарет до бриллиантов. Самая запоминающаяся примета последних лет советской эпохи это дефицит товаров в магазинах и хвосты очередей за случайно завезённым стиральным порошком, "Докторской" колбасой или кроссовками.

Однако некоторые граждане воспринимали свободу как вседозволенность, что вызвало рост преступности. Тогда попасть в тюрьму было довольно просто, причём не только нарушителям закона, но и фотографам. Игорь Стомахин хотел сделать фоторепортаж из мест не столь отдалённых и отправил заявку в ГУИН. Пенитенциарная система заявку быстро удовлетворила и в итоге отснялся отличный материал в одной из вологодских колоний. В кадр попали все бытовые подробности пребывания осужденных на зоне.

"Панки любят грязь, а хиппи цветы, и тех, и других берут менты. Ты можешь жить любя, ты можешь жить грубя, но если ты не мент - возьмут и тебя" (Борис Гребенщиков). Хотя Игорь Стомахин снимает и некоторые протестные активности, в предлагаемой подборке нет сцен задержаний. Можно упомянуть, что площадь Маяковского (ныне Триумфальная площадь, столь любимая Эдуардом Лимоновым и его соратниками) стала популярной митинговой площадкой ещё в конце 1980-х годов, а улица Горького (ныне Тверская) периодически перегораживалась армейскими грузовиками, водомётами и шеренгами молодых бойцов внутренних войск с дубинками и щитами.

Запомнилась и серия фотографий на религиозные темы, на снимках Игоря Стомахина можно увидеть ныне снесённую Соборную мечеть на проспекте Мира. На фото вверху: главный муфтий России Равиль Гайнутдин.

"Я по образованию историк-архивист, учился в Историко-архивном институте и на четвёртом курсе возникла необходимость перевестись на вечернее отделение. А для этого надо было устроиться на работу. Я шёл по улице и увидел объявление, что в Музей Революции требуется фотолаборант. Я устроился на эту работу, научился готовить растворы, пользоваться фотоувеличителем. В музее было огромное хранилище негативов, которые периодически необходимо было распечатывать. Эти фотографии потом оказывались, например, в школах и использовались для оформления стендов о революционной деятельности Ленина.

Фотобумага, плёнка, реактивы для проявки и фиксажа были относительно дорогие, а в музее было неограниченное количество фотобумаги и химикатов. Были и фотоаппараты. Я стал тогда снимать сначала своих друзей, а потом и других людей, разные сюжеты на улице. Я фотографировал продавцов мороженого или в пивной, мне хотелось снимать не такие сюжеты как печатались в газетах (передовики производства, знатные доярки, герои труда). Хотелось снимать обычных людей. Вскоре началась перестройка и в газетах стали востребованы обычные люди, уличные сюжеты. Несколько моих фотографий тогда напечатали в "Московском комсомольце" и я, уже окончив историко-архивный институт, понял что фотографировать интереснее и поступил на фотоотделение журфака,"- рассказывает Игорь Стомахин о самом начале своей карьеры фотожурналиста.

"Сначала была тусовка на Пушке, но я её не застал, меня лично захомутали у Булгаковского подъезда. Система была чудесная. Мне было четырнадцать лет и я быстро освоился на всех хиповских флэтах, прихватывал на себя кухню. И взрослым дядям говорил: ты пойдешь за макаронами, ты пойдёшь за дровами. И они шли добывать эти макароны. Я однажды пропал из дома, а у моего папы вид был ОБХССный (ОБХСС - отдел борьбы с хищениями социалистической собственности). И вот он пошёл меня искать, подсаживается к хиппи: "Вы из системы?" Они, естественно, разбегаются. Тогда он залез на памятник Гоголю и заорал: "Хиппи! Я не опер, я папа, у меня сын пропал!" Они собрались и спрашивают: "А как сын выглядит?" - "Длинные волосёнки, жидкая бородёнка и очки." Хиппи говорят: "Ну, выбирай." Папа осмотрелся, а они все подпадают под это описание. Тогда он говорит, что сын волосы прячет под беретку. "А, это Хихус!" И потом мне все хиппи целый год говорили: "Тебя не опер, а папа искал. Позвони родителям!" До сих пор звоню родителям частенько,"- рассказывает олдовый хиппи Хихус, один из героев "Хиппилэнда".

Игорь Стомахин: http://igor1.livejournal.com/

Центр фотографии имени братьев Люмьер: http://www.lumiere.ru/

Хихус: http://xixyc.livejournal.com/

Евгений Чесноков http://evge-chesnokov.livejournal.com/, информпортал ЯМОСКВА

RSS-материал